Чем руководствоваться при обработке фотографий? Как найти свой собственный стиль? И что нужно для победы в фотоконкурсах? Об этом и не только мы побеседовали с Дмитрием Купрацевичем — фотографом, путешественником и преподавателем фотографии.

Всего несколько лет назад Дмитрий сменил привычную сферу деятельности, полностью посвятив себя фотографии. За это время он успел провести множество успешных фототуров, победить в престижных фотоконкурсах и создать авторский обучающий курс по пейзажной фотографии.

Я начинал с того, чтобы у всех фототуров была какая-то идея. Сначала они были по цветениям: не просто Калмыкия, а «Цветущая Калмыкия»; не просто Алтай, а «Цветение Маральника на Алтае», потому что это уникальное событие, которое происходит раз в год. С такими фототурами сложность в том, что ты не можешь угадать, будет это цветение или нет. Потому что природа под твой график точно не подстраивается, это надо искать.
Акцент я делаю по большей части на композицию и обработку. Показываю ту часть обработки, которая наиболее интересна, а не просто примеры, которые люди не смогут повторить, или общеизвестные способы. Я показываю некоторую логику, которую взял из художественных принципов живописи. На мой взгляд, если их знать и использовать, становится понятно, что делать с фотографией. Все знают, что есть определенные ползунки, но не понимают, когда их использовать. Я даю логику обработки, а дальше все зависит уже от личных вкусов и фотографических взглядов человека.Дмитрий Купрацевич

 

ActiveHike:

— Дмитрий, расскажите немного о себе.

Дмитрий:

— Я — фотограф, организатор фототуров и преподаватель фотографии. На данный момент на 100% занимаюсь этой деятельностью, на другую уже не осталось времени. В свое время я работал в крупной компании маркетологом. Однако, фотография меня насколько затянула, что стала основной деятельностью.

Все свободное время до этого момента уходило на фотографию, обработку, написание статей. Очень немного спал в то время. В какой-то момент пришлось выбирать. Когда начинал, это было очень сложно, потому что рынок уже сформировался. Есть люди, которые водят в известные места. Но ничего, постепенно сложилось. Главное — работать, делать новое, искать возможности, с кем-то знакомиться.

AH:

— Как произошло Ваше знакомство с фотографией?

Д.К.:

— Я занимался походами в клубе горного туризма, видел красивые виды и хотелось все это запечатлеть для себя. Первая цифровая камера у меня появилась в 2008 году. Но это не значит, что я сразу начал хорошо фотографировать. Со временем захотелось большего, и постепенно дошел до того, что мы сейчас разговариваем с Вами.

Еще в 8 классе я ходил на фотокружок. Тогда недалеко от дома было место, куда ходили дети на разные кружки: бальные танцы, рисование. Мы ездили в зоопарк, снимали на пленочные камеры Юность или Смена, проявляли фотографии. То есть был небольшой период, когда я еще поработал с пленкой. Потом я это на много лет забыл, но желание снимать осталось.

Когда появилась первая цифровая камера, я как все сначала снимал все подряд. Со временем я понял, что мне нравятся пейзажи и стал углубляться в технику их съемки. Несколько лет назад я расширился до тревел-фотографии, потому что пейзажей мне стало маловато. В любой поездке появляются еще какие-то возможности для съемок: портрет или репортаж.

Отдельно у меня есть проект по цветению: штук 20 фотографий из разных регионов России. Как правило, это первоцветы: подснежники, сон-трава, тюльпаны. Каждый год фотографии прибавляются. В этом году снимал лотосы. Для них нужна была отдельная поездка.

В 2017 году так сложилось, что я был в Краснодарском крае и смог заехать на цветение лотосов. Честно говоря, я ожидал немного большего. С туристической точки зрения лотос — красивый большой цветок, но к сожалению, это не огромное поле. У них период цветения — месяц, поэтому какие-то цветут раньше, какие-то позже. В отличие от тюльпанов. Когда я ездил в Калмыкию на цветение, там действительно можно было увидеть поля тюльпанов.

Калмыкия; фото Дмитрия Купрацевича

AH:

— Где и как Вы учились фотографии и кто повлиял на Ваше творчество?

Д.К.:

— Есть один такой человек — Андрей Рогозин, который сильно на меня повлиял. Он преподает в фотошколе Photoplay в Москве, много у него и своих курсов. Преподает он уже лет 17, такого опыта наверное ни у кого нет. Он настолько известен на фоторынке Москвы, что к нему приходят через сарафанное радио за развитием. Он не преподает начальный курс фотографии, хотя на самом деле может все.

Он может начать рассказывать про схемы объективов и закончить эпохой Возрождения, все это будет с логичными переходами и абсолютно понятно. Я от него узнал, что такое язык фотографии и насколько фотография может быть разной. Сейчас он занимается развитием творчества в фотографии на грани психологии. К нему стоит идти, когда Вы понимаете, что в технике уже все знаете, и дело не в компоновке кадра или композиции. Для меня это был самый серьезный опыт.

Еще на протяжении двух лет я ходил ко многим другим преподавателям, были онлайн школы, мастер-классы, ездил в фототуры. Достаточно много учился и не только пейзажу. Пейзажу вообще-то мало учили. Сейчас учат по большей части коммерческой фотографии. Я ходил на композицию, портрет, репортаж, стрит-фотографию.

Сейчас я продолжаю учиться больше у западных авторов. У них несколько другой подход, чем в России. Но все равно мне западная фотография не близка своим переходом из цифровой фотографии в компьютерную графику. Хотя какие-то элементы я использую и показываю, как это делается. Как раз это важно для обучения: я не хочу давить на свой собственный стиль, а показываю разные подходы. Каждый человек может выбирать, что ему нравится. В обучении абсолютно не правильно сказать, что только так хорошо и все.

AH:

— Что Вас вдохновляет в фотографии? Что для Вас важнее: процесс съемки или результат?

Д.К.:

— Я понял, что это особые ощущения: сам процесс съемки, поиск локации, ожидание момента съемки, когда ты уже приехал на точку, и вот облака разошлись и пошел тот самый свет. Появляется внутренняя энергия для работы. Может быть, ради этих ощущений я и езжу.

Помимо этого, важна и компания, и новые места, и просто любовь к путешествиям и фотографии. Все это работает вместе. Появляется желание фотографировать даже, когда ты просто выходишь из дома. Видишь лучики света и хочется достать камеру. Хотя ты понимаешь, что это не тот кадр, и ты его никогда не покажешь, но для себя хочется снять.

Обычно я выкладываю фотографии из поездки сериями. Смотрю какую-то подборку и думаю, что надо бы еще к ней что-нибудь добавить. Если сразу не находится, то пересматриваю свой архив. Еще в инстаграме я недавно начал выкладывать стрит-фотографию.

вверху — Липецкая обл., внизу — Владимирская обл.; фото Дмитрия Купрацевича

AH:

— Есть ли у Вас любимые места, погода, сюжеты, форматы фотосъемки?

Д.К.:

— Раньше были, сейчас нет. То ли много путешествую, то ли из-за особенностей стиля так получилось. В последнее время мне нравится определенный светотеневой рисунок: контрастные световые пятна, которые могут появиться где угодно. Я люблю по большей части горы.

В этом году мы проводили фототур в Тоскане. Я понял, что раньше я ее очень любил, а сейчас немного поостыл, и там уже не совсем мои сюжеты. Я умею фотографировать, знаю, что там делать, но того драйва, как раньше, уже нет. Хотя если бы появился какой-то интересный свет… Но там это реже бывает. Тоскана — это скорее место сельских зарисовок.

AH:

— Расскажите историю одной из своих самых любимых фотографий, о которой приятно вспомнить.

Д.К.:

— Так, навскидку есть фотография, которую я снимал на закате в Красной поляне. Я планировал туда фототур и жил неделю, исследовал все места, тропы. Погоды не было, всю неделю были дожди. Я там все облазил и за неделю сделал только одну фотографию. К тому времени я знал, что она получится. В нужный момент я стоял на горе и ждал, когда подсветит. Был очень эффектный закат и люди, которые там стояли рядом, удивлялись, откуда я это знаю. Весь бюджет поездки сложился только в одну фотографию.

Краснодарский край; фото Дмитрия Купрацевича

AH:

— В своих путешествиях Вы снимаете тысячи фотографий. Как удается отобрать ту самую лучшую серию?

Д.К.:

— Сейчас я уже меньше фотографирую. Раньше я снимал все интересные сюжеты. Со временем копились фотографии, которые я никуда не использовал. Они казались интересными, однако так и остались лежать. Сейчас я стараюсь меньше нажимать на кнопку. Соответственно, отбор происходит в три этапа. Система простая, все происходит быстро.

Первый — когда я изначально выбираю сюжет, от чего-то отказываюсь и не фотографирую. Второй — перенос всех фотографий на жесткий диск с помощью Лайтрума. Смотрю на резкость, экспозицию, так как я обычно снимаю несколько кадров. Еще половина отсеивается. И третий — то, что я буду обрабатывать и публиковать в соц.сетях и на фотосайтех. Выбираю фотографию, которая по большей части подходит под мой стиль. Остальные лежат на всякий случай: для описания или если попросят побольше фотографий данного региона.

AH:

— Что Вас привлекает в фототурах? Давно ли занимаетесь их организацией?

Д.К.:

— Занимаюсь организацией фототуров с 2015 года. Привлекает меня как фотографа то, что когда ты не только снимаешь для себя, но и для других людей, то продумываешь все на другом уровне и передаешь в обучение. Благодаря этому идет постоянное развитие, потому что ты регулярно смотришь фотографии своих коллег. Но это за собой тянет череду нюансов: продумывание логистики и так далее.

Когда я начинал, то пытался понять, насколько мне интересно этим заниматься. Возил тестовые фототуры, фототуры выходного дня. Сделали совместный фототур с Толей Гордиенко человек на 15, я провел первые лекции. Понял, что я себя комфортно чувствую при этом. Дальше были фототуры на неделю на Алтай — хотелось узнать, поедет ли ко мне народ. Приехали, посчитал этот опыт успешным, — соответственно можно было переходить к более серьезным действиям.

Алтай — мой базовый регион, в котором живет очень хороший друг, с которым я начал заниматься организацией фототуров. Он уже больше 10 лет в этой сфере. Я ему доверяю на 100%. Так получилось, что я мог там любой фототур организовать. Когда у меня сначала не хватало своих возможностей по путешествиям, логистике и прочему, мы ставили фототуры на Алтай.

Сейчас я оставил наиболее популярные, потому что от рынка никуда не денешься. Многие бы хотели ставить интересные фототуры по всей России, а в итоге оказалось, что не так активно люди едут в сложные регионы. Все это будет развиваться, но гораздо дольше, чем мы ожидали. Мы думали, что сейчас сделаем маршруты, которые никто не делает, и все поедут. Идея была романтичная, однако никто не поехал.

Кавказ; фото Дмитрия Купрацевича

AH:

— Чем фототур отличается от обычного тура и кому может подойти?

Д.К.:

— Он подходит для всех. В фототуре более комфортные условия даже по сравнению с фотопоходом. Там график более щадящий в плане передвижений, но более сложный для тех, кто хочет поспать. На том же Алтае бывают сложности. Люди после перелета и разницы во времени, а у нас в первые же дни рассвет-закат, рассвет-закат и очень много переездов.

Фототур — для увлеченных людей, любящих природу и фотографию. Он больше подходит для тех людей, которые начинают фотографировать или просто берут камеру. Хотя делать это никто не заставляет, красивые места ты увидишь в любом случае. Другой вопрос, что может быть не очень комфортно среди фотографов, потому что от тематических разговоров о фотографии никуда не уйти.

Фототур — это нишевый вид туризма, рассчитанный на людей, увлеченных фотографией. У него другие особенности в организации: привязка к точкам съемки, сложность логистики в ночевках рядом с местом съемки. Это не всегда возможно организовать, иногда в таких местах нет ни гостиниц, ни турбаз, поэтому могут быть палатки.

Плюс фотогиды — это особенные люди, умеющие фотографировать, работать с группой и организовывать. В горах нужно и рассказывать, и показывать, и обучать, и общаться, не забывая про организацию питания. Все это ложится на плечи фотогида.

AH:

— Как Вы готовитесь к фототурам? За сколько времени начинается подготовка?

Д.К.:

— Зависит от направления и региона. Если брать фототур на Байкал, то в конце ноября все гостиницы были забронированы. По фототуру на Лебединое озеро дом был забронирован за 2,5 месяца. Бывает, что еще раньше. На осенний Алтай в апреле — мае брони делаем. Финальная подготовка — последняя неделя, когда все уже окончательно продумывается и закупается.

Если брать лично меня, то я собираюсь за час. Я уже знаю, что мне нужно взять в фототур, достаю из шкафов и упаковываю в рюкзак. Если брать нюансы подготовки и общения с другими гидами, то она вообще постоянная. Какие-то детали логистики и программы обсуждаем весь год.

Если новое место, то смотришь все по факту. Когда приезжаешь, то понимаешь, стоит ли рядом останавливаться или ехать три часа. Пока сам не съездишь, не поймешь. Как бы ты ни планировал маршрут заранее, все становится ясно только тогда, когда приезжаешь на место.

Алтай; фото Дмитрия Купрацевича

AH:

— В чем ключевые особенности Ваших фототуров?

Д.К.:

— Я начинал с того, чтобы у всех фототуров была какая-то идея. Сначала они были по цветениям: не просто Калмыкия, а «Цветущая Калмыкия»; не просто Алтай, а «Цветение Маральника на Алтае», потому что это уникальное событие, которое происходит раз в год. С такими фототурами сложность в том, что ты не можешь угадать, будет это цветение или нет. Потому что природа под твой график точно не подстраивается, это надо искать.

Я могу сравнивать только с теми фототурами, где я сам был: Дмитрий Шатров, Данила Коржонов, Влад Соколовский, Юра Шевченко. Для меня это были важные люди, которые занимаются фототурами в нашей стране уже давно. Например, Дима только фототурами занимается лет 10. Я у них учился и хотел сделать не хуже. Наверное, главная особенность в том, что я провожу гораздо больше обучения. Я об этом не всегда говорю, потому что не во всех фототурах возможно провести обучение.

У меня был изначально фотокурс, который я сделал под туры. Когда я начинал, были проблемы с обучением в фототурах. Оно нужно, потому что все равно есть свободное время и все так или иначе показывают обработку. Я решил, что это должно быть логичным обучением с лекциями и точными примерами. Я сделал этот курс и стараюсь показывать его по лекциям. Хотя самое начало курса мы чаще всего пропускаем, потому что люди в фототуры приходят подготовленные.

Акцент я делаю по большей части на композицию и обработку. Показываю ту часть обработки, которая наиболее интересна, а не просто примеры, которые люди не смогут повторить, или общеизвестные способы. Я показываю некоторую логику, которую взял из художественных принципов живописи. На мой взгляд, если их знать и использовать, становится понятно, что делать с фотографией. Все знают, что есть определенные ползунки, но не понимают, когда их использовать. Я даю логику обработки, а дальше все зависит уже от личных вкусов и фотографических взглядов человека.

Раньше я читал этот курс в фотошколе. Потом стало туда некогда ездить: у них график один, у меня другой. Было достаточно сложно их каждый раз согласовывать, поэтому сейчас я не преподаю. В ближайшее время хочу еще записать видеокурс по обработке. Мне казалось, что обучение включается во все фототуры. Однако, оказалось, что это не всегда так.

Один из моих классических фототуров — это осенний Алтай. У нас туда еще приезжает шеф-повар новосибирского ресторана. Такого никто не делает. В целом, после этого фототура все в положительном шоке от видов, моей работы и шеф-повара. Он готовит в простых условиях реально очень хорошо.

Это была изначальная фишка: какие бы сложные условия не были, может не быть погоды, но если есть хорошая кухня, у всех все равно остаются положительные впечатления. Вегетарианцам он отдельно готовит, причем в отдельном котле. Но у меня нет возможности его брать везде, потому что у него есть основная работа, и пока это значительно влияет на стоимость фототура.

Вообще я бы всегда брал с собой повара. С этим сложилось, потому что он друг и работает в этой сфере лет 15. Оплата у него минимальная по сравнению с тем, что он зарабатывает. Ему просто нравится с нами ездить. Он еще может забавно обыграть процесс подачи еды. Другого повара нужно откуда-то привезти, а это будет сильно влиять на стоимость фототура. Либо найти на месте, а для этого его нужно знать, первого попавшегося я не возьму. Если двигаться в эту сторону, то это очень круто. Высвобождается куча времени и группа всегда довольна, по крайней мере питанием.

Калмыкия, фото Дмитрия Купрацевича

AH:

— Расскажите о Ваших дальнейших планах по фототурам. Планируете ли увеличить их число, осваивать новые места?

Д.К.:

— Еще есть куча планов, куда бы хотелось съездить в России и в Азии. В Европе почти не осталось, потому что там все просто и уже много я объездил, за исключением Исландии. Есть фототуры, куда народ набирается, например осенний Алтай, которые можно ставить из года в год. Не сделать там красивые фотографии достаточно сложно. Даже если не ставить старые места, там все равно будут сюжеты для новых фотографий.

Я пробую новые форматы. На следующий год много планов, где я разделяю аудиторию по ценовому сегменту и по условиям фототуров: простые, где все включено, и походы. Как правило, я уже работаю с кем-то. Мне интересен формат, где есть второй гид. Это проще и в организации, и в наборе. В таком формате сейчас мало кто работает.

У меня изначально была похожая на Вашу идея — собрать людей, которым я доверяю, чтобы мы делали фототуры вместо. Гораздо проще продвигаться вместе, обмениваться информацией, это невозможно делать одному. Когда я об этом говорил, то основное «но» было в том, что нужно деньгами делиться, без этого никуда, зато сколько плюсов.

За время организации фототуров мне удалось найти людей, с которыми я знаком лично, которым я доверяю. Я знаю, как они могут работать, и в следующем году провожу фототуры с ними. Тут меньше рисков возникает: если кто-то не может поехать, можно отправить с одним фотогидом. Нужно отработать сезон и посмотреть, как все это будет работать. Два фотогида с фотокамерами, которые не первый день проводят фототуры, — это всегда плюс.

Через пару лет мы все равно придем к разделению по местам. Какие-то популярные места будут уходить, какие-то новые появляться. Как та же Колыма, куда пока два человека водят. Когда кто-то маршрут прошел и показал фотографии, многие начинают им интересоваться.

В этом году многие поехали Кавказ осваивать: Осетию, Ингушетию, Дагестан. Не только Антон Агарков, но и Андрей Грачев, Сергей Карпухин. Сейчас такая ситуация, когда сложно отказаться от Байкала и Териберки. Если народ туда едет, все ставят туда фототуры. Фотогиды — люди небогатые, этой деятельностью много не заработать.

Алтай; фото Дмитрия Купрацевича

AH:

— Какую фототехнику Вы используете? Что больше всего Вам подходит?

Д.К.:

— Использую Canon 6D — это полнокадровая камера. В свое время был выбор между Canon EOS 5D Mark III и 6D. Взял вторую, так как она был полегче. Объективы 16-35, 24-70, 70-200 и 100 макро для съемки цветов, фактур, иногда портретов. Любимые: 16-35 и 70-200, где-то 90% фотографий снято на эти 2 объектива.

Есть еще одна хитрость: диаметр передней линзы у всех объективов 77 мм. Я специально выбирал такой набор, чтобы у меня одни фильтры подходили ко всем объективам. Использую фильтры Lee градиентный, Big Stopper на 10 стопов и Hoya ND400 . Я использую фильтры с большим затемнением. Если размывать, то прилично, чтобы идеальная гладь была.

AH:

— Что Вы думаете об обработке фотографий? Как построен этот процесс у Вас?

Д.К.:

— Про обработку многие фотографы говорят, что современная фотография без нее невозможна. Есть база художественных принципов живописи, которую я всегда показываю в своих фототурах. Это такой авторский материал, который для широкой массы не дает никто. Для этого я специально изучал рисунок, прочитал множество книг. Я собрал все эти принципы сам. И у меня есть свой алгоритм обработки, который я тоже показываю. Но это не обязательно, потому что некоторые этапы можно менять.

На обработку одной фотографии уходит от 30 минут до 2 часов. Это в любом случае творчество. Например, я решил, что сделаю ее в определенном ключе. Затем понимаю, что для этого вида мне не нравится, как получилось. Убираю и все заново делаю. Иногда откроешь такую фотографию через 2 года. За это время многое изменилось, появились какие-то новые творческие приемы, и теперь ты знаешь, как ее сделать.

Все зависит от сюжета. Если в нем есть мысль, то выражаешь ее средствами обработки. Если это просто красивый вид, то выражаешь вид. С пейзажем это вообще сложно. Как ни крути, пейзаж — это по большей части красивая открытка, и какую-то философию к нему привязывать очень сложно. Это возможно только когда сложились природные условия. Скажем, если у нас там люди, то можно показать направление взгляда. Я обычно показываю обработку на примерах: с этим сюжетом мы делаем такие-то действия.

Крым; фото Дмитрия Купрацевича

AH:

— Скажите несколько слов о своих достижениях в фотографии: конкурсах, публикациях.

Д.К.:

— Я — участник и победитель таких конкурсов как «Дикая природа России», премии «Моя планета», финалист конкурсов РГО «Самая красивая страна, Russian Photo, Prophotos, а также автор публикаций в журналах National Geographic, GEO, Russian Photo, PhotoCasa, Prophotos, Office Magazine.

Одним из самых запоминающихся конкурсов в прошлом году для меня был 35 awards, потому что это, как ни крути, самый популярный ресурс для фотографов в нашей стране. И Валерий Кочергин — молодец, за короткий период сделал сильный конкурс. Такое очень редко бывает. Обычно конкурс несколько лет развивается, подтягивает сильных участников. Он очень быстро сделал на высоком уровне. Поэтому да, для меня это была очень важная победа.

Чтобы посылать фотографию на конкурс, надо за ним следить: понимать, кто в нем участвует, с какими фотографиями, какие тенденции там могут быть. В конкурсе участвовать есть один смысл, когда есть вероятность победы. Просто так посылать — это только затраты времени. Все равно нужно фотографию подготовить, написать описание, посмотреть, что у них там с правилами. Нужно для этого проделать работу.

Последние несколько лет я слежу за многими конкурсами пейзажной фотографии, поэтому понятно, кто что будет отправлять. В течение года все выкладывают фотографии, они появляются на ресурсах, на тех же 35photo. Ты знаешь, что вот этот товарищ скорее всего такие отправит. И можешь оценить свой подход.

К публикациям я поостыл. В этом году у меня было два упоминания в National Geographic Traveller. Я понимаю, что его сейчас на самом деле мало кто читает. Я даже об этом нигде не говорил. У него особая ниша для ценителей. Развитие всех журналов пошло в электронном виде.

AH:

— Что Вы можете сказать об актуальности сервиса activehike? Знакомы ли с ним?

Д.К.:

— Был у Вас на сайте. Естественно, актуально, потому что от Вас люди приходят. И приходят люди, которые интересуются фотографией и не знают ничего о гидах, фототурах. У Вас другая аудитория, это актуально как для нас — фотогидов, так и для тех, кто интересуется фототуризмом.

Больше вас в этой сфере в России пока никто не делает. Есть люди, которые сидят на фотосайтах, а есть огромное количество людей, которые не знают о нашей тусовке. От Вас приезжали ко мне такие люди. Остальные — те, кто интересуется фотографией и знает, кто этим занимается. Это опять же вопрос времени и развития Вашего проекта.

Словения; фото Дмитрия Купрацевича

AH:

— Чего на сегодняшний день не хватает в российском фототуризме? И каким Вы видите его будущее?

Д.К.:

— Это проблема, которую мы всегда обсуждали, — логистические сложности нашей страны. Мы смотрим на западных фотографов — их уровень высокий, и понимаем, что у них возможность снимать есть постоянно. Нет проблем куда-то доехать. Два часа и ты уже в каком-то эффектном месте.

Например, когда мы первый раз общались с моими друзья болгарами, я показывал свои фотографии. Они говорят: «Все хорошо, но мало эффектности». Я говорю: «Понимаете, ребята, когда Вы видите, что погода меняется, то два часа — и Вы в горах. Я при всем своем желании не могу так. Для того, чтобы куда-то съездить, мне нужно отдельную поездку готовить. Потому что ты ради одного кадра один не поедешь ни в горы, ни на море, ни еще куда-то. У нас едешь 300 километров — ничего не меняется, а у Вас — меняется все».

Соответственно, проблема для нашей пейзажной фотографии в том, что у нас страна огромная и с логистической точки зрения плохо связана. Очень дорого стоит перемещаться по ней. Не знаю, как будет развиваться логистика. В некоторых местах вообще не хотят ее развивать. Но все равно какие-то новые маршруты у нас появятся, появится больше видов и фототуризм станет еще более популярным. А насколько именно, сложно сказать.

Мы еще очень зависимы от экономической ситуации в нашей стране, потому что фототуризм — для людей обеспеченных. Должна быть камера как минимум, должно быть хобби такое. Ты должен быть готов платить за такую поездку, а не за отдых в каком-то комфортном месте. За последние два года в фототурах больше видов появилось известных, больше мест. Видимо, так потихоньку и будет развиваться.

AH:

— Дайте пожалуйста один важный совет нашим читателям.

Д.К.:

— Фотография — это труд. Не стоит думать, что это просто. Если Вы хотите делать действительно хорошие фотографии, то будьте готовы много вкладываться и в образование, и в поездки. Не важно, в каком именно жанре Вы снимаете, потому что действовать придется в любом из них, будь то портрет или что-то еще. Конкуренция на этом рынке растет, фотографов очень много. И чтобы показать себя, порой нужно прыгнуть чуть выше головы.

слева — Кавказ, справа — Калмыкия; фото Дмитрия Купрацевича

AH:

— Спасибо Вам большое за участие! Успехов в творчестве!

© интервью подготовлено командой проекта «Активный путь»

 

Вы можете присоединиться к любому из действующих авторских фототуров Дмитрия Купрацевича и отправиться в путешествие в одно из самых красивых мест России.

 

Фототур на Алтай "Золотая Осень"

В конце сентября Алтай покрыт буйными красками осени. Мультинские озера и долины рек Чуя и Катунь особенно красиво дополняют палитру бирюзовыми красками водной глади.
за человека
27.09.2018
9 дней
Алтай

 


Подпишитесь, чтобы быть в курсе событий

и первыми узнать о появлении новых предложений на нашем сайте.
Если у Вас есть мечта о каком-то путешествии, которого нет среди наших фототуров, напишите нам об этом.
Мы с удовольствием организуем его для Вас.